Образ жизни

Ирина Довгаль: творческое начало есть в каждой женщине

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Соприкосновение с искусством – это праздник для души. Особенно жаждет душа такого праздника в обычный зимний день, когда городского жителя, спешащего по делам, ничто вокруг не радует. Но есть люди, которые даже в унылых пейзажах видят что-то особенное, и не только видят, но и, преобразив эту картину в своем внутреннем мире, создают творения, пробуждающие в душе ощущение праздника. Художник-керамист Ирина Довгаль как раз и есть такой человек. Творческое начало этой женщины стало смыслом ее жизни. Ирина пригласила меня в свою художественную мастерскую и рассказала о том, чем она занимается более 20 лет – керамике.

А.Л.: Ирина, расскажите, пожалуйста, как начинался ваш профессиональный путь.

И.Д.: Еще в детстве я увлеклась художественным творчеством и хотела посвятить свою жизнь монументальной живописи. Но на эту специальность я не поступила и, по совету приятеля, выбрала другое направление – дизайн интерьеров – и нисколько об этом не жалею. Закончила Харьковский художественно-промышленный институт. В то время профессия дизайнера интерьеров была новой, загадочной для меня. Постепенно она меня увлекла благодаря своей универсальности, ведь дизайнер интерьеров должен многое уметь. В институте в числе прочих предметов у нас был такой предмет, как «работа в материале». Мы делали фрески, витражи, гобелены и в том числе керамику. Когда я первый раз попробовала работать с керамикой, было такое ощущение, как будто счастье входит в меня через кончики пальцев. Это было волшебством! Но тогда я не рассматривала для себя керамику как основную работу, потому что в советское время керамистом можно было работать только на заводе. Поэтому я с удовольствием работала дизайнером интерьеров. Годы шли, и в какой-то момент я оказалась перед выбором: перейти в новое качество как дизайнер интерьеров или выбрать другое направление. В качестве дизайнера интерьеров я могла бы создать свое дизайнерское бюро, но тогда это была бы больше административная работа, а не творческая. Мне этого не хотелось. Я продолжала заниматься интерьерами, но все чаще задумывалась: на что можно поменять это занятие?

 

 

А.Л.: Что представляла собой работа дизайнера интерьера в советское время?

И.Д.: Это был дизайн общественных интерьеров: магазины, кафе, метро, дома культуры – работы было много. Однако эта работа предполагает и общение с людьми: с заказчиками, строителями. И если с первыми было проще договориться, то со вторыми часто возникал конфликт интересов. Из-за этого у меня наступил период эмоционального выгорания. Как раз в это время мой приятель-художник, занимавшийся керамикой, попросил помочь ему, так как у него было много заказов и он не справлялся. В итоге керамика, которая когда-то была моим хобби, стала основным занятием. До сих пор она меня волнует, как в первый раз. Сейчас очень большой выбор материалов, много возможностей для воплощения своих замыслов. Поэтому керамика для меня – магическое действо. Многие думают, что керамика – это прежде всего гончарный круг. Я в такой технике не работаю, потому что вращение гончарного круга как бы предопределяет результат. А когда ты лепишь руками, все зависит от тебя, хотя в процессе работы может получиться что-то неожиданное. Потом все это сушится, обжигается (стихия огня всегда царствует в керамике), перед обжигом наносится глазурь.

Ирина показывает мне в маленькой комнатке печь для обжига керамики, похожую на печку-буржуйку. Эта печь способна нагреваться внутри до 1200 градусов. В течение почти 9 часов идет процесс обжига, еще 12–15 часов печь остывает.

И.Д.: Я с нетерпением жду, когда можно будет увидеть мое изделие, потому что никогда точно не знаешь, какого цвета будет глазурь после обжига. Это предвкушение похоже на ожидание подарка под новогодней елкой. Как художник я работала с разными видами красок, но именно глазурные краски меня больше всего завораживают.

А.Л.: Ирина, а вы выставляете свои работы на выставках?

И.Д.: Да, я член Союза художников. В Москве выставляла свои работы на многих площадках: в ЦДХ, Манеже, Историческом музее, Экспоцентре, в выставочном центре «Крокус экспо» – всего не перечислишь.

А.Л.: Что для вас является основным источником вдохновения? Природа?

И.Д.: Совершенно верно, природа. Море – моя любимая тема. Осень очень вдохновляет. У меня есть вазочки и на морскую тему, и на тему осени.

Ирина показывает мне вазу «Морозные сады», напоминающую узоры на окне в морозный день (фото). Интересно выглядит композиция из ваз «Песни сирен» – отражение древнегреческого мифа о сиренах. На создание этой работы Ирину вдохновил ураган, который многие москвичи наблюдали летом 1998 года. В своей композиции Ирина попыталась изобразить звук ветра. Хотя ей нелегко было это вылепить, работа заняла много времени, но задумка все-таки удалась. Все работы Ирина делает в единственном экземпляре, потому что, как она говорит, идей больше, чем времени и рук.

 

 

А.Л.: А зимой что привлекает ваше внимание как художника?

И.Д.: Тоже картины природы. Когда я ехала по метромосту, обратила внимание на реку, которая была покрыта льдом: где-то был сплошной пласт льда, где-то – отколовшиеся куски и свободная вода. Приехав в мастерскую, сразу решила вылепить это. (Ирина показывает мне начатую работу.)

А.Л.: Есть ли литературные произведения, тему которых вы отразили в своих работах?

И.Д.: В свое время меня очень впечатлил роман Паоло Коэльо «Алхимик». И эта композиция как раз отражает то, как я понимаю идею романа (фото 4). Это роман о поиске своего пути, о знаках судьбы, которые возникают в жизни человека, о том, как важно их понять. Одна часть моей композиции символизирует собой жизненный путь: восхождение к вершине через препятствия. Другая часть – о знаках судьбы. А эта тарелка с силуэтом человека – символ поиска равновесия. В жизни очень важен баланс желаний и возможностей. Я считаю, что самодостаточность и равновесие – это то, без чего человек не может чувствовать себя счастливым. Тема равновесия часто возникает в моем творчестве. Вообще, если говорить об этой композиции, это то, что нельзя выразить словами, это нужно прочувствовать. Точно так же и впечатление от музыки мы не всегда можем выразить словами.

 

 

А.Л.: Ирина, вы можете себя назвать счастливым человеком?

И.Д.: Если говорить о творчестве, то да, я чувствую себя на своем месте. В свои 60 лет я испытываю такой же восторг от того, чем занимаюсь, как и в 20 лет. У меня по-прежнему много идей, каждую из которых хочется воплотить. Вообще, общаясь с посетителями моих выставок, я заметила, что тема творчества особенно актуальна для женщин. Я считаю, что творческое начало есть в каждой женщине. С другой стороны, творчество – это сложно. Если в Советском Союзе у творческих людей была поддержка государства, то сейчас этого нет. И получается, что как художник ты существуешь не благодаря, а вопреки сложившейся ситуации. Тем не менее творчество дает такое ощущение счастья, что ты даже не можешь представить, как можно жить без этого (на фото – ваза "Диалог").

 

 

В моей жизни была одна такая страшная история. Это случилось лет 17 назад, когда я только получила эту мастерскую. (Мастерская Ирины Довгаль находится в подвальном помещении старого дома.) Я бегу в свою мастерскую с огромным желанием создать шедевр и вдруг вижу: мой подвал затопило. Пришлось отложить свои творческие планы. Я вызываю аварийку, с большим трудом привожу все в порядок и только собираюсь сесть за работу – опять потоп. Двое суток мне пришлось бороться с последствиями затопления. Я была совершенно уничтожена и морально, и физически. К сожалению, близкий человек не поддержал меня в трудную минуту, поскольку сам был далек от творчества и рассматривал его только с прагматической точки зрения. Я захандрила и стала задумываться: а вдруг это знак мне, что не стоит этим заниматься? А как же тогда жить? Мне было настолько плохо, что я даже готова была уйти в монастырь. Но у меня оставались недоделанные работы, их надо было закончить. (Ирина показывает на стене тарелку, сделанную в тот тяжелый период) Я начала красить золотым цветом, потом коричневым, а закончила черным. И когда, наконец, сделала мазок голубой краской, решила: нет, в монастырь я не пойду. Эта работа теперь называется «Испытание веры». Все свои сомнения я выразила через цвет – и освободилась от этого тяжкого груза. Это и есть арт-терапия, с помощью которой я сама себя вылечила. Творчество помогает сохранить интерес к жизни (на фото – женские украшения с элементами керамики).

 

 

С глиной тяжело работать физически. Пока ее замешиваешь, вкладываешь в этот процесс разные эмоции. А потом изделие в печи проходит через очистительный огонь. И зло таким образом уничтожается. Получается, что ты и сам от него избавился, и людям оно не передалось.

А.Л.: Спасибо, Ирина, за очень интересный рассказ.

Беседу вела Анна Леонтьева

Оставить комментарий


Защитный код
Обновить

Популярное

Последние комментарии